О средней школе в Израиле

Прошло полугодие. В январе было «родительское собрание». Это не было сборище родителей, как я привыкла, с жалобами учителей на отдельных учеников и сдачей очередных денег. На самом деле учитель предлагал выбрать 20 мин. из предложенных 3-х дней, на которые приглашал родителей с учеником – каждую семью индивидуально – предметно поговорить. Про успехи, про общее отношение его и к нему, про то, над чем надо дальше работать.
А вчера (начало февраля) у них была выдача «теудата» - они все так называют – и удостоверение личности, и диплом – документ, короче. Приходит сын домой с конвертом запечатанным, а в нем не табель на полстранички, а целое PDP
(Personal Development Plan), где на 7 страницах расписаны «компетенции», соответствующие данной ступени обучения. Меня порадовала градация оценок.  Про предметы пишут «владеет хорошо», «владеет», «владеет частично», «еще не владеет». Поведенческие компетенции описываются, как проявляющиеся «постоянно», «часто», «иногда», или «редко».
Понятно, что мой сын «владеет хорошо» английским. Математикой «владеет хорошо» в плане счета (примеры решает), «владеет наполовину»  в плане задач многоступенчатых практических (из реальной жизни). Однако «употребление математического языка» проявляется «редко» (иврит учить надо). Или, к примеру, «вежлив и приветлив» - «постоянно», а «соблюдать порядок и чистоту» получается «иногда».


А еще в школе с начала года запустили пилотный проект по обучению детей эмоционально-социальным навыкам.  Для родителей была презентацияна прошлой неделе. Пошла послушать, хотя на иврите понимала далеко не все слова (самые простые + интернационализмы, типа «медитация» и «мотивация»), но в целом идея мне понятная, поэтому было любопытно.
Сын мне рассказывал, что они иногда ходят в класс с ковриками для йоги, и там лежат, расслабляются. Я сама наблюдала, как программа работает в действии, когда приходила к ним на праздник. Перед выступлением с утра была репетиция, на которой учителя орали и гоняли детей, совсем как наши. Правда, и похвалили,и пожелали успеха на выступлении. После репетиции была перемена с едой, а потом учительница посадила всех в классе, выключила свет, предложила всем положить руки на парту, голову на руки (кто ел, продолжал есть, никто не настаивал) - подумали о хорошем, о том, какие все молодцы и что все будет отлично - и пошли выступать. Т.е. их учат сбрасывать накопившееся напряжение, переживать стресс, собираться перед сложным испытанием.

В общем, сижу я и думаю: конечно, наши люди охреневают от этого – все новое, непонятное, неизвестно, зачем такие сложности... То, что я уже знала от американцев, поработав в американской компании, будучи бизнес-тренером, и чему мы обучали в западных компаниях или местных продвинутых руководителей – личный план развития, Эмоциональный Интеллект - тут вводят в школах. И это правильно. Это те навыки, которые помогают ребенку сейчас и позволят в будущем стать успешным с меньшими потерями.

Кстати, именно поэтому с нашими дипломами сразу к детям не пускают – требуется 2-хлетнее переобучение и лицензирование. Мы очень жесткие, авторитарные, и оценочные суждения выдаем не задумываясь. В порядочных странах давно все по-другому. Тут не затаптывают личность, не сравнивают публично друг с другом, не учат ходить строем, но учат работать и эффективно взаимодействовать с собой и с другими. 

"Не ассимилировался - выселить!"

Наш человек, не рядовой, не из 86%, а тот, кто собрался стать гражданином мира, владеет языками, работает с иностранными компаниями, или уже живет за рубежом, в общем, считает себя вполне продвинутым, вдруг пишет: «…я удивляюсь толерантности государства, которое терпит эмигрантов, которые живут как бы «ВНЕ» их страны! (хотя и формально соблюдают законы)..! Лично я таких, не-ассимилированных, гнала бы взашей на свои родины!..» (и такой комментарий не один и не два).

Действительно, почему они не выселяют их, терпят беженцев, кормят бездомных, «эти нарывы на теле здорового общества»? Почему нелегальный дед из России живет на улицах Парижа, ночует в ночлежке, читает книги из публичной библиотеки, ни за что не платит, и ничего ему за это не будет?
Мы даже не понимаем, как крепко въелась в нас идеология людоедского строя. Выселить калек из Москвы! Оставить сирот умирать в закрытых заведениях! Зачем лечить стариков – им все равно умирать! Заставить неработающих платить налоги! Разогнать, уволить, выселить, расстрелять. Нет человека – нет проблемы.
Нет, конечно, далеко не все так думают. Многие против людоедства, недовольны правительством… Но должна же быть справедливость!
Именно это называется «ментальность», и именно это надо менять, когда переезжаешь в другую страну. Нет там нашей справедливости. Что заставляет меня сделать вывод, что с нашим понятием справедливости что-то не так…
Вот, к примеру -
Знаете, почему в России порядочные люди не стучат в полицию на соседей? Потому что в нашей истории тот, кто стучал на соседей, претендовал на имущество соседей, обрекая их на мученическую смерть.
Знаете, почему в цивилизованных странах не зазорно стучать в полицию? Потому что человек всего лишь хочет порядка в своем районе, в своей стране, он НЕ претендует на имущество, не покушается на жизнь того, на кого стучит.
Но мы осуждаем «Они все стукачи». Согласитесь, наши «стукачи» и их «стукачи» - явно не одно и то же.

Так почему они не гонят беженцев поганой метлой?
Потому что мыслят широко и считают по крупному. Это не слабость. Это здравый смысл. У буржуев все давно просчитано, они считают уже более 200 лет, и успели оценить последствия своих первых просчетов. Кормить и обеспечивать всем необходимым бездомного, тунеядца, беженца – намного проще и дешевле, чем бороться с последствиями. Голодный человек в отчаянии пойдет воровать, возможно убивать, возможно работать в подпольном цехе, возможно займется перевозкой оружия, наркотиков и т.д.
Бороться с преступностью – дорогущее удовольствие. Нейтрализовать группу риска стоит копейки. Да еще и воспитывает в людях лучшие качества – доброту и милосердие. И да – они всегда считают человеческие жизни. Самый никчемный (по нашим понятиям) человек – это (по их понятиям) лучше, чем труп.
Ну и что, что эмигрант живет в своем русском районе и не учит язык? Он же где-то работает, он покупает тут товары, он поддерживает местную экономику. Его дети явно будут другими, а это тоже в плюс стране.
Маленький плюс всегда лучше любого минуса.

В Израиле сады и поля не охраняются. Можно зайти и нарвать апельсинов, бедуины приезжают копать картошку. Как так?! – возмущается наш человек, чьего прадеда могли расстрелять за колоски с колхозного поля. Очень просто – все посчитано: апельсины на дереве и картошка на поле почти ничего не стоят. Только после сбора, упаковки, перевозки, а главное – продажи в торговую сеть! – продукты питания обрастают добавленной стоимостью и  приобретают цены, которые мы  платим за них в супермаркете. Охранять поле, ловить, судить тех, кто собрал килограмм апельсинов или мешок картошки, стоит больших денег, а потери для урожая – неощутимы. Проще вложить эти деньги в повышение урожайности.
Такими категориями и местные не думают, но они привыкли и не боятся. А наши боятся генетическим страхом своих дедов, причем боятся самих себя: «Ведь если нам позволить, мы, как саранча, припремся и все пожрем». Нет, вы знаете. Наши в 90-х приезжали реально голодные, и правда ели и ели, но довольно быстро наелись. А теперь я смотрю на них – вполне себе нежадные, законопослушные граждане, овощи и фрукты покупают на рынке или в супермаркете, потому как работают, зарабатывают, некогда им по полям лазить. Еще и помогают всем.
Маленький плюс лучше минуса
Беженцы, якобы наводнившие Европу, - это люди, человеческие ресурсы, которые уже не будут воевать на стороне ИГИЛ. Пусть 1-2 человека из семьи пойдут работать и выучат язык, все равно это лучше, чем они бы там умирали или убивали. Отдельных террористов в законопослушной Европе проще вычислить и обезвредить, чем там в горах. Те, кого тут накормили, уже не смогут быть такими фанатами, как те, которые с голодными глазами.
СМИ, кстати, сильно преувеличили размеры бедствия. Для чего? Разные СМИ по разным причинам. Российские – чтобы напугать нас и в очередной раз обосрать соседей. А местные зачем? Чтобы всколыхнуть власти и общественность, чтобы срочно принимали меры для решения ситуации. «Мы ничего не скрываем, - говорил в интервью главврач одной больницы, - иначе нам не помогут».

Я несколько раз попадала на программы по обучению наших за границей. В 90-е была такая программа “Business for Russia” - начинающих бизнесменов возили в США на 5 недель на стажировки в работающие бизнесы, чтобы наши в реалии увидели, как надо строить бизнес. Помогали нам, одним словом. За бесплатно. Стоимость такой программы на 1 человека – 6000 долл. По тем временам многие знакомые мне сказали «Лучше бы дали деньгами». Нет. Ни на что я не променяла бы тот опыт. Причем, нам не просто все дали, нам потом показали, сколько это стоило, опросили, готовы ли мы были бы принять участие в такой программе за деньги, полностью или частично. Т.е. они заодно на нас обкатывали некий бизнес-проект.
Другая программа была вообще смешная – в Швеции обучали наших сельских жителей “Home Economics” (домашнее хозяйство, но только в масштабе зажиточного хозяина, которых у нас истребили при раскулачивании). Работников институтов Агробизнеса (как они тогда стали себя называть) возили, показывали, как работает ферма, как продукты питания заготавливать, учили делать колбасу, просчитывать рацион питания и проч. Тоже все на деньги принимающей стороны. Я тогда спросила, зачем они это делают? «Мы считаем, - ответила автор программы, - что когда наш сосед живет хорошо, то и нам спокойнее».
Нам нигде не промывали мозг, ничего не внушали – просто показывали, как живут рядовые бизнесмены, рядовые фермеры, привечали, кормили. Этого было достаточно. Потому что, после того, как посмотрел человеку в глаза, посидел за его столом и поиграл с его ребенком, ты в жизни не пойдешь убивать его, захватывать его земли, и уж точно не будешь думать, что он этого хочет. Они знают, и знали давно, что общественное мнение складывается из мнений отдельных людей.

Вот об этом нас с вами разучили думать, дорогие мои соотечественники, вот этой веры нас лишили – в добрую волю другого человека. Даже если он кажется врагом и посягает жить рядом с нами в цивилизации, которой ни он, ни мы (по нашему разумению) ни разу не достойны, сбежав от своего людоедского режима.
Собаки получились из прирученных волков – это закон природы. Не все волки приручаются. Но человеку проще жить, когда волков меньше, а собак больше.

Эмигрант круче других

Эмигрант, как личность, круче любого местного.
Обычно нас пугают: «Вы будете там людьми второго сорта». Именно поэтому, каждый из нас, кто устроился хотя бы на среднем уровне – уже круче всех окружающих вдвойне. Вот смотрите сами:
 - Эмигрант знает больше одного языка (хотя бы на один, но больше). Язык – это культура и способ мышления, значит у него уже, как минимум, 2 способа мышления. Плюс ему не грозит Альцгеймер.
- Эмигрант понимает больше, он не понаслышке знает, где и насколько лучше, ему есть с чем сравнивать – он там жил. У него меньше пустых иллюзий.
- Эмигрант знает, какой ценой завоевано счастье – он приложил больше усилий, чтобы достичь обычного среднего уровня благополучия, потому что у него не было социального лифта. Он поднимался не с первого этажа, как обычный гражданин, (я уж не говорю, со второго и выше, как дети сильных мира сего), он вылезал из подвала. Преодолевал себя и сопротивление среды, которая никогда не приемлет тех, кто чем-то от нее отличается.
 - Эмигрант понимает тех, кому трудно - других эмигрантов, черных, желтых, женщин… Он умеет поддержать, он толерантнее (обычно так, кроме большинства русских, но это отдельный феномен). Если вам, как эмигранту, кто-то помогает, спросите его, откуда он и как давно приехал сам.
 - Эмигрант любопытнее. Ему интересны и местные, и люди из других стран. Ведь он хотел сам посмотреть и убедиться, как там за горизонтом, иначе бы не поехал никуда.
 - Эмигрант смелее окружающих. Он не побоялся оторвать свою задницу от насиженного места, чтобы искать другой жизни. Он не позволил рутине засосать себя, не позволил жизни, как она есть, распоряжаться собой. Нам часто говорят «Вы изменники», «Надо любить Родину», «Где родился, там и пригодился» и прочую чушь. Во-первых, это действительно чушь. А во-вторых, нельзя сделать жизнь лучше, если не перемещаться, не смотреть, как у других, не сравнивать. Чтобы больше понимать, надо шире смотреть, а для этого надо подняться над насиженным.

Что вам еще?
 - Эмигрант невольно привносит свою культуру, тем самым обогащая и расширяя сознание местных. Развлекает их – это несомненно.
 - Эмигрант создает конкурентную среду. Будучи готов работать за меньшие деньги, подстегивает местных, не дает им спать, что способствует их личностному развитию.
 - Эмигрант растит дву(или более)язычных детей. Ребенок, который в детстве узнал, что бывают разные языки, разные среды обитания, разные культуры – однозначно круче монокультурных ровесников. Он будет более активным в жизни. Он будет легче на подъем, ведь в детстве переезд – это приключение, а не катастрофа. Он будет мыслить прогрессивно. Потому что прогресс – это изменение, а он не боится изменений.

И да – может быть это не про вас лично. Может быть, в вашей семье только один такой человек, которого я описала выше, а вы вместе с ним паровозиком, и дребезжите, как консервные банки, «зачем, куда?» … Помолчите немного, посмотрите на него с уважением, хотя бы не нойте и не мешайте. Он реально крут. Поддержите его.

В общем, поздравляю вас, дорогие Эмигранты – мы преодолели гравитацию.
Весь мир перед нами.

Будет Г...

Есть такие родители, причем не всегда буквально родители, просто наставники, старшие товарищи, более опытные друзья (или те, кто считают, что они более опытные)… Как сказал один местный (бывший узбек) «Я больше рубашек переодел за свою жизнь, чем ты» (цитирую по памяти). Так вот есть такие родители (по Э.Берну), которые все время норовят предупредить детей – а многие из нас сохраняют детское восприятие до конца дней своих – что будет Г.... В школе, в институте, в семейной жизни, в работе, в другой стране – не важно, где, как и когда – обязательно будет Г....
«Погоди радоваться – скоро заплачешь, - говорят они. – Непременно будет Г... вот за этим поворотом». Ну не за этим, так за тем. Чем дольше нет Г..., тем огромнее и зловоннее куча тебя ожидает. Примечательно то, что обычно они знают, какое именно Г... будет, и с упоением рассказывают про те кучи, в которые сами вляпались, когда были «в твоем возрасте», «на твоем месте» и проч.
И вот дети, которые вовремя не перестали слушать родителей и не успели научиться делать собственные выводы (многие до старости – см. выше), живут в постоянном напряжении, ожидая Г.... Не сейчас, так потом, Готовятся, стелят соломки.
Однако жизнь настолько непредсказуемая штука – была во временя Тургенева, а сейчас вообще не догонишь – мчится галопом, что готовиться к конкретным неприятностям, все равно, что стелить соломки на батут.

Хочу ли я сказать, что в жизни детей не будет Г..., и все будет в розовых лучах? Нет, конечно. По закону сохранения Г... в природе, у каждого оно будет в достаточных количествах и качествах. Я хочу сказать, что в жизни детей не будет ТОГО Г..., что было в жизни их родителей (в широком смысле – старших товарищей и проч.) Никого не может быть «на твоем месте». У каждого – свое место и Г… тоже СВОЕ.

Родители! Вы даже представить себе не можете, какого качества Г… и в каких ситуациях ожидает ваших детей! Это знание для вас недоступно – примите это.

Однако, предупреждая детей о том, что будет Г..., как у вас, вы УДВАИВАЕТЕ количество Г... в их жизни. Либо они его ожидают, и тем самым притягивают, либо оно не случается, а они все время об этом беспокоятся. Ученые доказали, что стресс происходит в голове не от реальных факторов, а от их восприятия нашей головой. Реальная причина стресса или воображаемая – организму все равно. Мозг получил сигнал, дальше химические процессы идут, как налажено природой. «Как часто ожиданье встречи дороже, чем она сама…», так и стресс от ожидания Г… не менее силен, чем от самого Г…

Что же делать детям? Не слушать родителей?
 - Слушать, конечно. Ведь надо же им с кем-то поговорить, поделиться трудностями своей жизни, пожаловаться, наконец. Просто им в детстве внушили, что плакаться о себе нехорошо. Вот они и оправдывают этот процесс высокой целью «помочь детям, подготовить, предостеречь». Они никогда в этом не признаются: «Мы прожили без психотерапевтов – и ничего!». Слушайте, сочувствуйте, расспрашивайте о подробностях. Если вы отмахиваетесь, они будут настаивать и расстраиваться. Зерно сомнения все равно будет посеяно, да еще и отношения испорчены. Если они смогут вам в подробностях рассказать о своем кейсе, 1) они выскажутся, 2) в ходе обсуждения деталей вы вместе можете прийти к выводу, что в вашей ситуации, лично вам такое не грозит. Главное, слушать как бы со стороны, не проецируя на себя. Представьте, что когда-нибудь вы напишете книгу об этом. Ну и о своих кучах Г... тоже, само собой. 

Отчего я уехала

«А разве так можно!» - воскликнул сын подруги, услышав, что мы переезжаем в другую страну насовсем.
«А разве так можно!» - возникло в моей голове в 9 лет, когда папа купил новые ботинки и выбросил старые в урну возле магазина.
- Можно все! – ответила мама сыну.
- Можно! – говорила я себе не раз.
Можно уехать от родителей.
Можно развестись с мужем.
Можно переехать из города, от которого тебя тошнит.
Можно сменить работу на более комфортную и денежную.
Все можно! И родить в 40, и новую жизнь начать в 50.

Каждый раз, когда жизнь становилась невыносимой (именно так), я позволяла себе менять ее.

Чем же так жали старые ботинки? Почему не жилось мне в нашей юной прекрасной стране?  Чего искала я в стране далекой? Почему именно в этой стране? И еще вопрос, который задают полуофициальным тоном – Почему не уехала раньше?

Жизнь штука разноплановая.  Если какой-то один аспект тебя не устраивает, можно его как-то локально поправить. Но в данной точке пространства и времени по всем аспектам для меня старые башмаки никуда уже не годились, а новые обладали несомненным преимуществом. Что-то очевидно, и лежит на поверхности, а что-то накопилось, и свербит изнутри.
Попробую разложить. Например -

Климат
Каждый раз, когда я бывала в отпуске, я думала: «Вот бы пожить здесь не 1-2 недели, а долго, как местные жители живут». Местные жители никуда не спешат, не тратятся на теплую одежду, могут спать на улице и питаться с куста.
Я никогда не любила снег. Полгода зимы – это тоска. Я мерзну и болею. Но в Москве последние несколько лет не так был страшен снег, как то, чем его поливают и посыпают. Всю зиму в подъезд тянутся ЧЕРНЫЕ следы, половик не спасает, полы все время грязные. А потом никто эту гадость не смывает – летом она сохнет на газонах под деревьями, я ее вижу, она свербит мне в носу… И я не могу относиться к этому философски, как к снегу, поскольку снег, явление природы. Гадость, которой его поливают – результат решения людей, не просто некомпетентных, а отъявленных злодеев, делающих деньги на моем здоровье и комфорте.
Теперь я выхожу из домика на лужайку босиком, тут у нас многие ходят босиком.

Автомобиль
Когда я купила первую машину, я перестала болеть, потому что перестала мерзнуть на остановках и потеть в метро. Я освоила город, каталась легко и с удовольствием. То, что сейчас делают в Москве с автомобилистами, не поддается никакому пониманию. Просто введение полосы общественного транспорта или платных стоянок можно понять. Невозможно понять, по какому принципу все это работает. Штрафы приходят, откуда не ждали, дороги перекраивают без всякого ума каждую неделю, жуткие стройки и пробки, из-за никому не нужной плитки или бордюрного камня. А главное, постоянный страх, что ты нарушаешь, не зная об этом, и будешь отвечать. И постепенно доходит, что сделано это не для безопасности движения, а для наполнения чьих-то карманов. Так что вопрос не в соблюдении правил, а в том, кто кого подкараулит и сколько сострижет. Противно.

Безопасность
Все знают, что в России с ГАИ и с полицией лучше не связываться. Каждый раз, когда к тебе приближается страж порядка, чувствуешь себя виноватым по определению. Неизвестно, какой у него план на этот месяц, и какие у него планы на тебя. Нет, у меня были случаи позитивного общения – и гаишники меня отпускали (даже без денег иногда), и участковый у нас был милый, и помогали мне однажды украденную сумку искать. Но один-два случая неоправданного наезда со стороны властей навсегда впечатывают в душу страх.
В Израиле мы однажды голосовали на дороге вечером, и знакомый (уже год тут) сказал, что хорошо бы ехали полицейские – они точно подвезут. К этому мне еще надо привыкнуть.
Меня все пугали, что здесь война. У нас рядом воинская часть, гудят самолеты. Возле домика бомбоубежище. По улицам ходят солдаты с оружием.
Знаете, лучше понимать, кто враг, и знать, что государство принимает меры по защите населения. Какую очередную войну затеет оставленное мною отечество, и на какую бойню захочет призвать моих сыновей, я никогда не догадаюсь, и я в ужасе от этого.
И насчет армии. Здесь все служат. Да. Я их вижу. Они каждый шабат едут в автобусах домой или приезжают к нам в кибуц в бассейн потусить. Веселые ребята и девушки в формах с автоматами. А не тоскливые глаза из-за брезента грузовика с надписью «ЛЮДИ».

Ценность человеческой жизни
«Никому мы там не нужны» - слышала я не раз со всех сторон. Если б мы были тут в Израиле не нужны, нам бы не платили такое пособие по приезде, не учили, не помогали трудоустраиваться. Странам с развитой экономикой нужны люди, потому что «кадры решают все» - не пустой лозунг. Успех любого предприятия зависит от количества и качества его сотрудников. Вот уж  где мы точно не нужны, так это в России. Россия – не предприятие, а доильня природных ресурсов, банда потребителей на нефтяной трубе. А в этом случае, чем меньше ртов, тем выгоднее – привет Венесуэле!
Люди постоянно испытывают на себе ужасное отношение, но не замечают, потому что не знают другого. Например, в садике на утреннике ребенок споткнулся, упал, ушиб ногу, плачет. Что делает воспитатель? Оттащил в сторону – дети продолжайте петь и веселиться. Я в 7-м классе упала в обморок на школьной линейке от жары и утомления. «Гвозди бы делать из этих людей» - учили мы на литературе. «Отряд не заметил потери бойца» - пели в хоре. В Израиле никто не несет банты и срезанные цветы в школу на 1 сентября. Учитель присылает инструкцию: «не забудьте головной убор и воду». Линейка под навесом, детей вывели и … все сели на землю! Не надо стоять, нет в этом смысла – берегите силы.

Дети
Еврейская мама – символ заботы. Бывают детоцентричные семьи. В Израиле все семьи детоцентричные. Это детоцентричное государство. В садике, в школе все стараются, чтобы им было хорошо. Никто не строит, не дрючит, не стыдит, упасиосподи. Замученные российские учителя справляются только с помощью манипуляции, держат детей на стыде и на страхе. Тут все куда расслабленнее. Детей готовят не в академики, а к жизни. Уверенность в себе – основа успеха. Невротиков тут не выращивают. Кого-то обеспокоит, что до 5 класса включительно не ставят оценок, а я уверена, что так и надо – я видела результаты.
Наша школа, в которой я училась, не нравилась мне никогда. После того, как в современные российские школы стали возвращать военно-патриотическое воспитание, нормы ГТО, смотр строя и песни, мне стало не по себе. А после нескольких праздников для мам, где дети читали слезовыжимательные  стихи типа «Простите нас, родные, что мы вас огорчаем…» стало и вовсе тоскливо. Радоваться жизни, даже детям, в России неприлично. Учеба – тяжкий труд, а не природная склонность любознательного организма. Бред. Бегом от них.
Проходит первая неделя в новой школе в Израиле. У сына температура. «Видимо, завтра придется посидеть дома». Вдруг вижу  слезы: «Но я ХОЧУ в школу!» - я бы не поверила, если б не видела своими глазами. В школе ИНТЕРЕСНО. Даже на незнакомом языке. Детей специально рассаживают с местными, чтобы они быстрее учили иврит, но при этом: «Дайте ему с собой книжку на русском, чтобы он не скучал, когда ему будет непонятно». Да он в России столько не читал, сколько прочел здесь за 3 недели!
- А как физкультура?
- Нормально. Побегали, походили – вокруг целого стадиона! Потом в футбол играли. Они тут на каждой перемене в футбол играют.

Возраст
Взрослые израильтяне не бегают, они ездят на велосипеде. А в нашем кибуце еще играют в петанк.
После 50 в России – предпенсионный возраст. На работу не берут, пенсии пока нет, и сами знаете, какая она. Все равно надо работать, а работать не берут (см. выше). Ладно, я преподаватель и консультант - тут возраст на руку. Но дело даже не в этом, а в психологии отношения к возрасту. Тебя уже не держат ни за женщину, ни за человека. Ты доживальщик. Приехала я на разведку в Израиль и вижу такую картину: мужчина, сильно пожилой, сидит в коляске (вы много видели колясочников в Москве?), женщина позади него купила ему мороженое, пока расплачивается, а дядька этот мне подмигивает и строит глазки! «Я хочу в страну, где дед-колясочник может и хочет подмигивать проходящей женщине средних лет!» - решила я. Да, тут пенсионный возраст наступает позже, так что я еще успею поработать, и мне с этим помогут. Но тут и продолжительность жизни намного длиннее, чем в других странах, а я планирую жить долго.

Здоровье
Возрастные наследственные проблемы уже стучатся в мою дверь, вернее в мои кости. Неспроста я не люблю зиму – у нас в семье артроз. Жара, отсутствие морозов, воды Мертвого моря, источников разных, и просто моря – это все для меня!
Что происходит в России с пожилым человеком, если у него что-то болит? Перешагнут и пойдут дальше: «Зачем вам лечиться? Вам уже недолго осталось».
Здесь приведу один пример: кибуц доплачивает за круглосуточную сиделку немощному старику, потому что по закону от государства ему положено только 5 часов ухода.
В Израиле не дадут умереть на улице и не дадут умереть с голоду.

Еда
Не сказать, чтобы я обожала восточную кухню. Я вам больше скажу – я свинину люблю. Но есть несомненные плюсы. Производство продуктов в Израиле налажено отлично, даже если судить по экспорту продуктов в Россию. Продукты они делают для себя. И на продажу, как для себя – все натуральное, без химии, вкусное и свежее. Сварила суп из куриных ножек – они не расползаются, есть что пожевать. Купила сыр – он сыр, молочка неаллергенная. Полно бобовых – можно смело вегетарианствовать. Я уж не говорю про цитрусовые, инжир, финики и гранаты, которые растут повсеместно, и любой человек в общественном саду может сорвать и съесть любой фрукт, и ничего ему за это не будет :)

Экология и Красота
Воду во всем Израиле можно пить из-под крана (для себя же очищают). Еда, воздух, природный климатический курорт – все на пользу организму.
Птицы поют, деревья все время цветут, даже в засушливый сезон. Потому что тут (для себя) поливают газоны и деревья. Небо синее, солнце яркое! Утром выхожу - нет, это не сон, я по прежнему в сказке.
____________
Когда я уже практически расслабилась и размякла на солнышке, почти написав этот текст, лента ФБ любезно подкинула мне воспоминание годичной давности – цитату из статьи «Девять причин, по которым я уезжаю из России» в Новой Газете: http://m.gazeta.ru/realty/2011/08/17_e_3735725.shtml
"8. Полное неуважение прав и свобод личности. Не буду долго расписывать этот пункт, ограничусь только словами о том, что «советский суд самый гуманный суд в мире». Основная причина пункта 8 в следующем пункте.
9. А вот сейчас тот пункт, который перевешивает все предыдущие. Именно этот пункт, а не предыдущие заставляет задумываться о переезде в другую страну. Что это такое? Это так называемый синдром вахтёра, это неуважение к другим людям, это нетерпимость, порой граничащая с фашизмом."

Да, именно так. И я не хочу, чтобы дети росли в этом.
2 примера:
Была история, когда мой сын сказал в школе в Москве (на уроке ОРКС, во время обсуждения иудаизма), что он наполовину еврей, и ему тут же ответили: «А мусульмане евреев не любят», каковых оказалось четверть класса. Я просто подняла вопрос на уровне учителя и родителей, и все все поняли. Национальный вопрос в общем нас не очень задел. Пока.
(Прости, КаДыров)

Но когда сын плакал, что  он самый тупой в классе…
- Почему?
- Потому что я ничего не слышу и переспрашиваю
- Правильно. Если не понимаешь, надо спрашивать
- Я всем мешаю.
- Это тебе учительница сказала?
- Да. Другие тихо сидят и не спрашивают. И орут на меня, что я спрашиваю.
До меня не сразу дошло, а когда дошло, я попыталась его успокоить:
- Другие молчат не потому, что все понимают, а потому что боятся спрашивать. Когда ты спрашиваешь – ты всем помогаешь. Благодаря твоим вопросам они тоже поймут больше, чем если просто будут сидеть тихо.
- Да ладно… - не поверил он. – А почему они тогда на меня орут?
- Потому что учительница недовольна – вот они и подпевают ей.

Именно тогда я в очередной раз убедилась, что не могу бороться с системой, что рабство в головах окружающих, и оно заразно.

___________________

Не всем подойдут мои наблюдения. Если вас не коробит то, что коробит меня, может и не надо никуда рваться.

Не все так устроены, как я, не все переезжали раз 15 в жизни – мною движет любопытство и желание сменить картинку.

По поводу картинки. Честно – я устала от нашей типовой застройки. У бабушки была хрущевка, у родителей хрущевка, у меня хрущевка. Давит потолок. Тошнит. Согласна – я не выбилась в люди до такой степени, чтобы сменить интерьер. Дружу я с людьми, у которых интерьер  разнообразнее и богаче. Затратно очень. А в подъезде и за окном - все то же самое. Или гетто огороженное, а вокруг него – все то же самое.
Любопытство - это отдельная песня. Завораживает новая для меня культура. Смешение востока и запада, многовековая история, сказочные неведомые города и ландшафты. Язык! В жизни бы я по своей воле не выучила такой язык, а тут никуда не денешься, и это жутко интересно.

Есть одна история, которую я прочла, по-моему, у Набокова. Герой едет в поезде, смотрит в окно, видит огни какого-то поселения, и у него возникает мысль – вот бы посмотреть, что там, как там люди живут. Неожиданно поезд останавливается – вот он шанс. Герой сходит с поезда, идет в сторону огней, доходит до деревни. Находит там сезонную работу и кров, знакомится с людьми, и несколько месяцев живет там, жизнью той деревни. Через некоторое время он все бросает, и идет на станцию, чтобы вернуться в свою привычную колею. Самое смешное, что когда поезд вновь проезжает мимо тех огней, он спрашивает проводника, как называется поселение, и оказывается, что это другое место, не то, где он жил несколько месяцев!

В общем, не важно, куда пойти, важно сойти с привычной колеи.
Потому что жизнь коротка. Почему бы не прожить ее несколько раз в разных местах?

Об отношении к понаехавшим

16 августа мы переехали жить в Израиль
В ленте ФБ каждый день выкладываю картинки и пишу о том, как нам тут хорошо. Для баланса привела один негативный пример, и тут же получила комментарий «ну, везде одинаково»...

Нет. Не одинаково.  Так, как меня, понаехавшую, травили в Москве, нигде не травят. Меня тогда спасло только то, что я попала в западную компанию.
Есть принципиальная разница. Здесь, если ты адекватно себя ведешь, проявляешь вежливость и приветливость, да еще показываешь способности и мотивацию выше среднего, тебя прямо любят и ценят! Так же было и в каждой иностранной компании, с которыми я имела дело. Все, как мама в детстве учила.
В Москве, в России в целом, но в Москве особенно – чем ты лучше, тем хуже.  Ты же опасен, хочешь отжать чье-то теплое место, припасть к кормушке. А если ты улыбаешься, не имея ни кола, ни двора, ни связей – значит, ты вдвойне опасен – обладаешь неведомым сакральным знанием.  Тем настороженнее к тебе относятся. Я прорвалась и прижилась, поначалу просто не понимая, что кому-то могу мешать, только благодаря языку и западным начальникам. Со временем стала догадываться – умные люди прямым текстом объясняли некоторые вещи - надо делать вид, что ты глупее, если ты в подчиненных, надо держать лицо и делать вид, что ты умнее, если ты в начальниках... Но прикидываться матрасом и не отсвечивать, чтобы потом всех обставить, я все равно не умела. А позднее поняла, что и не хочу больше жить в этом.  «Делать вид» - это не мое, это просто нездорово. Привыкая «делать вид», люди перестают что-либо ДЕЛАТЬ, от слова СОВСЕМ.

Так вот, на том вокзале в Офакиме, где никто не говорил по-английски, наш водитель пошел с нами и все выяснил про нужные нам транспортные карты, помог заполнить анкеты (на 5 человек, так на секундочку), показал, как вносить деньги через терминал. Это не входило в его обязанности. При этом он говорил по-английски.
Тут понаехавшие другого качества. Тут нет таджиков. Есть узбеки и азербайджанцы с университетским образованием.
Хотя есть тайцы. Я слышала, что тайцы, которые работают в кибуце на полях по найму (евреи считают такую работу на жаре вредной для здоровья, даже олимов не пускают) имеют право поработать в Израиле 5 лет в жизни – подряд или с перерывами – не важно, но не больше 5 лет. За это время они становятся батовыми миллионерами, обеспечивая себя по возвращении домой в Таиланд, на всю оставшуюся жизнь. Это какое-то соглашение на уровне государств. Их не абсорбируют.

Тут понаехавшим дают немалые деньги, учат языку, помогают с трудоустройством и переобучением, обеспечивают социальным пакетом. Зачем они тратят такие средства? Да чтобы не тратиться на охрану правопорядка.  Чтобы мы не становились ни криминалом, ни жертвами криминала. И для самопиара. Потому что вряд ли мы захотим сделать гадости тому, кто нас так принимает. Евреи зря вкладываться не будут.

Среди понаехавших становится больше москвичей и питерцев. Последнее, с чем я хотела бы себя ассоциировать, это политика и имя российского президента. Но когда меня спросили, зачем уехала из Москвы, я сказала «политическая эмиграция». Вместе с украинцами, которых надо бы считать беженцами от путинской агрессии, идем мы, волна путинская, вернее анти-путинская, самая мощная после колбасной эмиграции 90-х.
Мы другое поколение, хотя можем быть того же возраста, что и те, кто живет здесь по 20-25 лет. Мы выросли на надеждах 90-х, мы побарахтались в диком капитализме, пытаясь развивать бизнес. Мы знаем, что в нашей жизни все зависит от нас самих (в отличие от тех, кто уезжали из совка). У нас нет иллюзий о стране, которую мы потеряли – мы видели своими глазами, что от нее осталось и куда она катится. Мы не будем ностальгировать. Мы космополитичны, потому что пожили после падения железного занавеса и успели повидать мир.  Я думаю, мы пойдем на пользу Израилю – мы совпадаем по ценностям. Здравый смысл и меритократия – вот зачем я приехала. И пока все так. Я думаю, мы повлияем на Израиль в положительном смысле, как наши дворяне, которые понаехали в Париж после революции. Помните, как чудесно было в Париже, когда княгини работали модистками, а князья таксистами? Всяко лучше, чем в стране, где кухаркины дети затеяли управлять государством, а теперь им управляют дети вертухаев.

А то, что улицы в Офакиме не моют, так еще дожди будут.
И я уверена, у них при этом нет строки в бюджете на мойку улиц с цифрой с 6 нулями.


В очередь, сукины дети!

Ненавижу очереди. Очередь была неотъемлемой частью советского бытия. Самое мерзкое воспоминание – это когда кто-то наваливается тебе на спину, а еще хуже - упирает в тебя костяшки пальцев. Типа держит ‘personal space’ и очередь двигает. В детстве терпела – нам слова не давали. А во взрослом состоянии просто дала одной тетке по руке с размаху.  Вот она возмутилась! Но я еще больше возмутилась: «Не смейте ко мне прикасаться!» Надеюсь, у тех людей  давно отсохли костяшки, и они все умерли.

В сегодняшней жизни одно из немногих мест, где еще бывают очереди, это аэропорт.
Однако Наши и Ненаши ведут себя в очередях по-разному. Советское бытие определило сознание. Наш человек, который в булочную на такси не ездил,  генетической памятью уверен, что очереди можно не дождаться – кончится хлеб, сахар, сапоги, сиденья в самолетах, сами самолеты, в конце концов.
Иностранцам делают ленточный лабиринт – они идут змейкой и (по справедливости) подходят к освободившейся стойке. От начала змейки до стойки – несколько шагов. Наши не терпят прогалов в очереди, очередь должна быть плотной, чтоб никто не просочился. Если есть промежуток, наш человек влезет в него сам. Поэтому Нашим змейку не делают. 4 стойки – 4 очереди. За 2 часа до вылета регистрация еще не началась, стоит 4 длиннющих хвоста, но я знаю, что переживать не о чем – все там будем.
Наши люди подходят и всей семьей встают сразу в 4 очереди. Ну уж в две, как минимум. По мере продвижения все перебегают друг к другу, из одной очереди в другую, тем самым обеспечивая равномерное сокращение количества ожидающих в каждой очереди. Мы стояли практически в конце, никуда не перебегали, и получили желанные места у окна и у прохода в первых рядах салона.
На Security check оказалось много рамок. Кроме умения тереться о спину впередистоящего, тут требуется еще быстро раздеться/разуться и сообразить, в какое корыто что сложить. Наши без опыта тормозят. Пройдено.
А там раздолье Duty Free, и никто не знает, что впереди еще одно испытание: один (!) сотрудник паспортного контроля. Хвост – человек 200. Движемся быстро. Основания для паники нет: на родину выпускают всех, мы уже зарегистрировались, без нас не улетят. Но Наш человек верит в неизбежность зла (и оно с ним случается – читайте дальше). Поэтому мне приходится разгонять любопытствующих, подбирающихся к началу очереди, (был такой прием «Я только спросить»), размахивая красной (пока еще) паспортиной («Всем только спросить. Все туда же»).
Однако я не уследила – пролезла одна тетка, позвала девочку и бабушку. Все втроем они вклинились к окошку и были проштампованы. Ненаш парень передо мной недоуменно развел руками. Где ему понять, что самолеты могут кончиться?
Мы тоже получаем штампы, и вдруг я вижу ту тетку. Она в сильнейшем беспокойстве мечется перед шлюзом/клапаном, который не пускает обратно тех, кто уже выпущен в межгосударственное пространство. У выхода на посадку слышу, как она кудахчет, что оставила сумку на ленте. Потом пихает девочку как единственную англоговорящую в семье, чтобы та объяснила. Девочка помнит слово bag, но «лента» ей не дается, она пытается соорудить фразу «on the lent», чем окончательно запутывает сотрудников аэропорта. В другой ситуации я бы и подсказала девочке ‘security check’, но тут злорадство взяло верх.
- Кошелки потеряли кошелку, - говорю подруге, - есть бог на свете. Ибо нехрен! Лезть без очереди. Вряд ли их барахлишко будут искать.
- А вдруг там документы? – предполагает подруга.
- Какие документы? Они же все контроли прошли.
Не одни мы в самолете были посвящены в трагедию. Оказалось, в кошелке действительно были документы: девочкино свидетельство о рождении и дедушкино – о смерти… Отбросив злорадство, рассуждая здраво – именно этим людям надо было постоять в очереди. Возможно, тогда они бы раньше чухнули, что не досчитываются вещей. Тогда не пришлось бы на уши ставить весь аэропорт.
Испанцы проявили чудеса понимания и оперативности; сумку нашли и обещали доставить курьерской почтой (интересно, кто этот DHL будет оплачивать?), а троицу носителей травмы поколений попросили пройти в салон, чтобы не задерживать рейс.

Дорогие мои соотечественники, перебегающие из очереди в очередь, стоящие плотно без просветов, переживающие, что придется лететь на приставном стульчике на крыле самолета – может не о том вы беспокоитесь? Может, не надо суетиться там, где другие давно перестали? Может, в цивилизованной очереди, не спешить, не устраивать танец локтями, а понаблюдать за окружающими и сделать выводы? А может выкроить минутку и подумать о вечном?

В Домодедово следом за нами прилетел рейс из Узбекистона (диктор так и сказала СТОН). Снова очередь там, где не ждали – в Зеленом коридоре. 2 часа ночи, такси ждет… Спасительный крик таможенника: «Испания – проходите!» Т.е. проверяют только узбеков – ну вот мы уже и белые люди!
На выходе та тетка без кошелки шпыняет девочку: «Ты не можешь хоть минуту без своего телефона прожить!» Она ругает ее за выход в виртуальное и международное пространство, за тягу к прогрессу.
Таксист на раздолбанной вонючей Лачетти (чем они заправляются?) веселый суетун, под Русское радио спрашивает: «Как там относятся к русским?»
«Не знаю. Не заметила» - отвечаю я.

Размышления на пороге новой жизни

«От себя не уйдешь. Но можно и побегать, если хочется»
(С) – сама себе эпиграф
- Так ты планируешь уже в сентябре уехать? - спрашивает подруга. - Найти там работу, жилье…?
- Погоди. «Планируешь» - это не мое слово. Я не планирую. Я думаю, что надо ехать в сентябре. Через неделю иду в агентство – там будет виднее.
- Ну, если человек так полагается на удачу… - тянет задумчиво подруга
- …то она ему точно иногда улыбается, - бодро договариваю я.
Но я же не на удачу полагаюсь, а на свои способности и инстинкты. В заданной ситуации. Которые кстати, уже не раз сработали в разных других ситуациях.

Вот такой был разговор. А ночью я продолжала диалог, но уже, как обычно, сама с собой.

- Можно ли запланировать то, чего не знаешь?
Многие люди постоянно пытаются это делать, и меня все время подбивают.  Можно, конечно. Исходя из того, что знала до этого. Стресс и разочарование гарантированы. Потому что реальность НИКОГДА не совпадает с плодами нашего воображения, каким бы ярким и изощренным оно ни было. Наоборот – чем ярче воображение, тем сильнее разочарование (проверено не раз).

- Что же теперь – и не планировать ничего? А как же визуализация?
Визуализируй на здоровье. Просто картинка вдалеке должна быть размыта. Дипак Чопра писал «намерение», но «непривязанность». Нет смысла сегодня мучиться, гадая, как оно там будет, а потом мучиться от того, что не так нагадала.

В ночном диалоге самой с собой звучит мамин голос:
- Как же ты поедешь? А вдруг там хуже, чем здесь?
А вдруг лучше? Как я тогда узнаю, если не поеду?

Вмешивается папа:
- Надо почитать отзывы/ спросить других.
Конечно надо. Узнать их варианты и результаты. И применить к себе полученную информацию. Только часто люди норовят применить к себе чужую ситуацию в готовом виде, включая чужие эмоции, а чаще только чужие эмоции, без фактов. Начитаются восторженных отзывов, а потом удивляются, что сами не в восторге. Или начитаются плохих отзывов, и сами даже пробовать не станут. Свой опыт – это прошлое, т.е. река, в которую нельзя войти дважды. А чужой опыт – это вообще не твой водоем. Может там арык пересыхающий, а ты на него ориентируешься. Для такого случая есть одна простая формула
УСПЕХ = РЕЗУЛЬТАТ – ОЖИДАНИЯ
Отрицательные отзывы снижают ожидания, но пробовать все равно надо самому.
Так что, папа, твоя поговорка «Умные учатся на чужих ошибках, а дураки – на своих» летит к чертям. Дурак, проживая свою жизнь, умнеет и мудреет (если только не затеется бегать по граблям), а Умный, учась на чужой жизни, так и остается просто теоретиком.

И еще одна важная мысль, которая мне помогает. В жизни нет, и не может быть  ЕДИНСТВЕННО правильного решения. Это не математика. Вернее, как раз математика, только высшая - это функция, зависящая от многих переменных. Потому и ошибиться в жизни невозможно. Как говорят на некоторых собеседованиях, любой ответ правильный. Двигаясь в правильном направлении, ты пробуешь разные дороги и стучишься в разные двери. Этот процесс проб - и есть жизнь, а не та условная точка на карте, к которой ты стремишься добраться, не замечая ни перекрестков, ни попутчиков, ни пейзажей.

- А впрочем, что такое «правильное направление»?
Тоже большая условность. Сегодня для тебя правильно одно, а завтра совсем другое – ты же растешь, меняешься. Скорее выбранное направление, и выбранное тобой, а не мамой, мужем или подругами.

- И тебе не страшно?
Конечно, страшно. Но в этом-то и адреналин J
Хуже не будет – это я точно знаю. Ни разу в моей жизни НОВОЕ не было хуже СТАРОГО.
Я же расту, меняюсь…

Пушкин - не Татьяна

Каждый читает у классика то, что хочет.
  (Лекция "Код Онегина", лектор Дмитрий Быков
  https://www.youtube.com/watch?v=OIpC4bnYduA)
  Поспорю с Дмитрием Быковым, который утверждает, что Онегин – отрицательный протагонист, пародия; Ленский – то, чем Пушкин считал себя в юности, в какой-то степени; а вот в Татьяне гораздо больше пушкинского; «…а вот то, чем он желал быть, это, разумеется Татьяна» - утверждает Быков.
  Соглашусь про тройной автопортрет, но категорически утверждаю, что Пушкин не мог ассоциировать себя с Татьяной.
Попробую доказать:
  200 лет назад женщину все-таки не держали за человека – мужчине в голову бы не пришло думать о себе, как о женщине. Это все равно, что ассоциировать себя с ребенком или кошкой. Женщина 18-19 века – объект, а не субъект.
  Человек горячих африканских кровей имел непреодолимую тягу выполнить свою мужскую миссию – покрыть, грубо говоря, максимальное количество самок. Количество увлечений Пушкина зашкаливает
  "Бодливой корове бог рог не дал" –  будучи маленькой нервной обезьянкой, поэт вряд ли нравился тихим северным женщинам – о взаимной любви историй практически нет. Пушкин, как Жванецкий, с его соколиной охотой, мог покорить только песнями, т.е. результатами тяжкого труда. Они же тогда не знали, что Пушкин – это ПУШКИН!
  Соответственно Онегин – это невозможная мечта Пушкина, своеобразный «would be Пушкин». Ему очень хотелось бы одним движением бровей привлекать к себе прекрасных представительниц противоположного пола, по которым он так страдал, но, увы, сам себе мешал - «..чем меньше женщину мы любим…»
А Татьяна, соответственно, - та идеальная женщина, которая любила бы его всегда, просто так, но при этом обладала невероятной нравственной высотой, чего в реальной жизни он не наблюдал. Даже то, что письмо Татьяны – лучшее стихотворение романа – это не свидетельство ассоциации поэта с героиней. Нет! Это щедрый подарок от мужчины к любимой женщине, идеализация не себя (что понятно Быкову), но объекта своей любви (что Быков принять не может).

Кстати, целый ряд произведений о пожизненной женской любви и верности написаны в большинстве своем мужчинами. «Я тебя никогда не забуду – я тебя никогда не увижу» - плод мужского романтизма. Помню, мысль о нереальности героини, безответно на расстоянии любившей автора всю жизнь, поразила меня после прочтения одного рассказа Стендаля. Что ж – выдуманный мир - вполне себе функция литературного творчества.
  Набоков – циник – предположил, что после слов «..но я другому отдана, и буду век ему верна» Татьяна бросается на шею Онегину, так сделала бы живая женщина. Эта фраза всего лишь последний реверанс в сторону нравственности и правил приличия.
  Быков – романтик – верит, что Татьяна в последней сцене романа ушла навсегда. Пушкин тоже романтик. Но Быков теперь не любит женщин так, как любил их когда-то Пушкин. Я имею в виду физиологию и темперамент, гормон, который сдвигает горы. Современного мужчину вырастили сильные советские женщины - он не конкурирует с отцом, слабаком и  тихим пьяницей – он конкурирует с матерью за место под солнцем. Наш мужчина - носитель, я бы сказала, анти-комплекса Эдипа. Потому сам Быков ассоциирует себя с женщиной, носительницей нравственного начала в русской литературе, как он справедливо отмечает. И проецирует свои собственные ощущения на Пушкина, ибо в нарциссизме своем приравнивает себя (что вы? – да ни боже мой!) к гению: «Ай да Быков…»
  Быкову женщины тоже не так легко давались, когда он их реально хотел, и Онегин раздражает его, как конкурент. Онегин, по мнению Писарева и Быкова, человек безнравственный и пустой – без талантов, без занятий, без трудолюбия. Как же получается, что хорошие женщины любят таких? «Пустота притягивает», - с явным сожалением констатирует Быков необъяснимое явление.

  Позвольте мне, как женщине, объяснить вам, чем притягивает так называемая пустота Онегина. Это отсутствие сублимаций, страданий и комплексов, а значит свидетельство его психического здоровья. Онегин не пустой, он не раскрывается – мы просто не знаем, что там у него внутри. А мужчина, который не шумит о своих чувствах и страданиях  -  человек без заморочек – более всего подходит для продолжения рода. Он и может, и хочет, и не парится. Женщина выбирает такого без ошибки, на уровне инстинкта.
  Привет поэтам!

Почему я не пишу романы?

Слушаю интервью с Людмилой Улицкой о том, как зарождался ее замысел "Лестницы Якова". А дело было так:

"В 2011 году я открыла пачку писем. Я знала, что они лежали в доме давно, и помнила прекрасно, что наверху лежало письмо, помеченное 1911 годом. Это значит, что прошло 100 лет с момента написания первого, как мне казалось, письма.

Оказалось, что оно не первое. Когда я разобрала уже все материалы, оказалось, что там были и более ранние — не письма, а записные книжки моего деда ...

Письмо первое, 1911 года, было написано к моей бабушке. И их около пятисот было, и они были потрясающие."


У нас дома писем нет. И не только потому, что мы много переезжали, и выбрасывали все лишнее. У бабушки, например, был свой дом с садом (построенный уже после войны, но все-таки), где они жили лет 50, и там, на чердаке хранилось много интересного. Не так много, как у Улицкой, но для меня в 10-12 лет - просто сокровища. Одни платья и туфли моей матери 50-х годов чего стоили (кстати, были мне как раз в том возрасте)! Книжки про кибернетику, спутники Юпитера и Новую Зеландию. Письма и фотографии.

И вот когда я все это разворошила, у меня изъяли все документы.

Меня учили важным правилам: чужие письма читать нельзя – я пошла спрашивать, что это за письма, и можно ли мне их посмотреть. Оказалось, что там лежали письма деда (неродного, за которого бабушка вышла после войны) от девушки, с которой у него случился роман в Праге, у нее даже родился сын. Я краем глаза увидела фотографию женщины в заграничной шляпке с мальчиком на фоне сказочного замка. Никогда не узнаю я, как сложилась судьба моего сводного дяди. Этого хранить было нельзя. Первый муж у бабушки был офицер НКВД, погибший в 42-м (что каким-то образом оправдывает его в моих глазах – значит не был подлецом), и бабушка в середине 70-х знала, чего хранить нельзя.

Тогда же меня научили другим важным правилам. Письма, полученные сегодня и прочитанные, надо уничтожать. Лучше всего в печку. Но если печка не топится (лето), то рвать в мелкие клочки. Чтобы никто не мог прочитать. Мама учила тому же. У мамы вообще извращенное понимание призыва «Не болтай!» Контролер по природе, она вслух провозглашает, что никогда никому ничего не рассказывает. Довольно часто это создает простые бытовые затруднения. Ни дневников, ни писем, ни грамот школьных, ни тетрадок. Если учесть, что родители отца - евреи, другая моя прабабка – поповская дочка, а дядя сидел по 58-й – ничего нельзя было хранить. Даже платья и туфли были сожжены после того, как я тогда наигралась и уехала осенью.

Сегодня, когда я пытаюсь найти хоть какие-то документы о своих предках, отец удивляется: «Неужели тебе интересно?» Мне страшно от таких слов – они что-то утратили безвозвратно, какую-то деталь человеческого облика, вместе с сожженными письмами и затертой памятью.

Я нашла снимки прадеда и прабабки – вот они какие! Искренне завидую Улицкой – если бы еще и письма были!

Иначе на основе чего писать романы про тех, кто съедает шифровки после прочтения?